Высокочастотный писк, часть 2

 ОБЬЕКТ РАДИОВОЛНОВОГО ЗОМБИРОВАНИЯ
В тайге под Хабаровском возле поселка Большая Картель есть заброшенный объект глобальной системы радиоволнового зомбирования. Лес мощных антенн сегодня ржавеет без дела, потому что источники излучения были перенесены на спутники. Начинаю расследование. Факт частично подтверждается. Действительно, в дальневосточной тайге высятся около 500 огромных антенн, образующих кольцо диаметром с километр. В центре его стоит здание, забитое электронной аппаратурой.

В компетентном ведомстве мне сказали, что это объект под кодовым названием «Круг». Он входил в комплекс программы «Янтарь». Был предназначен для загоризонтного обнаружения космических целей и составлял часть противоракетной обороны страны. До 1983 года на «Круге» проводили эксперименты, но из-за бесперспективности они были прекращены. Как я понял, система так и не заработала из-за ошибок в проекте. Объект был законсервирован, потом случайный пожар разрушил почти всю аппаратуру.
— Можно ли об этом писать? — спросил я, удивившись таким откровениям.
— Да, сведения уже не являются секретными! — спокойно ответил мне чиновник из Минрадиопрома.

Больше я не смог вытянуть из него ни слова. Сколько времени и сил я потратил, чтобы выйти на этого человека! И что в итоге? Тупик! И все же пытаюсь подступиться к проблеме с другого конца.

Возможно, я прекратил бы бесплодные попытки отыскать загадочное пси-оружие, но мне не давал покоя пункт 13.8 из справочника для цензора «Перечень сведений, запрещенных к публикованию» 1990 года. Этот документ попал мне в руки просто чудом. Он сам по себе представлял служебную тайну. Из него я узнал, что в число запретных тем входило практически все, что связано с воздействием на человека электромагнитных полей. В том числе данные «о технических средствах (генераторах, излучателях) для воздействия на поведенческие функции человека (создание биороботов)». Ну не может цензура вносить в секретный список то, чего не существует!
Я продолжил поиск. Подтверждение тому, что расследование ведется не напрасно, пришло неожиданно. Во время августовского путча 1991 года москвичи живым кольцом окружили дом, где находилось правительство Империи. Генерал Кобец во всеуслышанье объявил по внутреннему радио, что существует опасность применения против защитников Белого дома психотронных генераторов. Tех, что предназначены для подавления воли человека. По счастью, этого не случилось.
— Не очередной ли это блеф? — подумал я тогда.

Но после провала путча произошла целая цепочка таинственных событий, затронувшая высшие эшелоны власти, которая представила проблему зомбирования совершенно в новом свете.

Первая смерть никому не показалась странной. Спецгруппа из отряда милиции особого назначения, проводившая арест путчистов, не успела захватить министра внутренних дел СССР Пуго. За несколько минут до того, как за ним пришли, он застрелился. Но следом потянулась целая цепочка странных самоубийств. При загадочных обстоятельствах повесился маршал Ахромеев. Не застрелился, как это принято у офицеров, а именно повесился. Причем сидя, подогнув ноги. Как сказали мне специалисты, это редкий, применяемый в основном заключенными способ. Через несколько дней после похорон маршала произошла еще одна странность. Hеизвестные люди вскрыли могилу Ахромеева. Сторож на кладбище ничего не слышал и не видел, но приехавшие утром родственники обнаружили разрытую яму и труп в раскрытом гробу.
«ВЫКИДЫШ» И «СВЕТОФОР»
Пока следователи тщетно пытались найти преступников, совершивших непонятный акт вандализма, с балкона своей квартиры бросился вниз головой на мостовую управделами ЦК КПСС Кручина. Вскоре такая же нелепая смерть постигла предшественника Кручины на посту цэковского мажордома восьмидесятилетнего Г.Павлова. Воскресным утром он долго смотрел телевизор, потом молча поднялся и вышел в свой кабинет. Через минуту жена вошла вслед за ним. Но в комнате уже никого не было. У распахнутого окна на ковре аккуратно стоял» тапочки, на столе белела записка, сделанная твердой рукой:
— Только кремация!
Cам Павлов лежал мертвый внизу под окном. Вместе с ним окончательно ушли в небытие тайны партийной кассы, коды и номера счетов в зарубежных банках, другие партийные секреты.
Две схожие смерти чиновников, занимавших один и тот же пост в партии, достаточно, чтобы заподозрить неладное. А тут еще один крупный работник ЦК, Дмитрий Лисовец, выбросился с двенадцатого этажа. Вместе с женой и гостями смотрел телевизор, потом, не сказав ни слова, пошел к окну. В насильственные причины смертей не было и намека, но в случайное совпадение не верится.
Версий множество. Попытки проверить их неизбежно упирались в глухую стену. Атмосфера таинственности, недоговоренностей и полунамеков на некую неведомую силу напомнили мне поиски психотройного оружия.
— Может, это и есть результат воздействия психогенераторов? — подумал я. — Может, высокопоставленные самоубийцы стрелялись, вешались, выбрасывались из окон не по своей воле, а по некоему приказу, силой толкавшему их на смерть?

Изучая правомерность такой гипотезы, мне пришлось встать на зыбкую почву допущений. У меня не было возможности проверить расплывчатые показания свидетелей и достоверность противоречивых фактов. Анализируя детали последних минут самоубийц, я обратил внимание на интересное совпадение. Перед тем, как свести счеты с жизнью, они смотрели телевизор. Возник вопрос: могла ли смерть прийти с телеэкрана? Вскоре я смог однозначно сказать:

После выписки из психиатрической больницы я планировал устроиться на работу, которую потерял за время своих мытарств. Утром я решил пойти в отдел кадров и стал одеваться. Неожиданно зазвонил телефон. Я взял трубку.
— Никуда не ходи! Не стоит. Работать все равно не дадим! — насмешливо предупредил незнакомый голос.
Звонок испугал. Cвоими планами про работу я ни с кем не делился.
Я решил не отступать и стал обуваться. Смотрю, туфли на глазах стали расползаться по швам. Разорвались и новенькие капроновые шнурки. Пока я возился с обувкой, за спиной раздался грохот. Это опрокинулись стулья. Стакан с водой, который стоял посредине стола, вдруг заскользил к краю. Потом он на мгновенье завис в воздухе и свалился на пол. Не обращая внимания на взбесившиеся вещи, я достал ботинки, но надеть их не смог. Пальцы на ногах скрючились, будто их свела судорога. Распрямить их было невозможно. Каждый раз, когда я хотел надеть ботинки, пальцы сразу сжимадись. Kогда я подходил к входной двери, неведомая сила упругим ударом сбивала меня с ног. Дверной замок вдруг заклинило, и выйти из квартиры я так и не смог.
Я устал бороться с этой чертовщиной и лег на кровать. В голове сразу что-то щелкнуло.
— Шизофреник! Шизофреник! Шизофреник! — зачастил противный писклявый голос.
Мне противостояла не какая-то мистическая сила, а конкретная организация. Я понимал, что на меня воздействуют дистанционно с помощью приборов. Каких именно я не знал, но их технические возможности поражали. Было непонятно, почему столько сил и средств тратят в общем-то на простого человека.
Времени на меня тоже не жалели. Меня обрабатывали круглые сутки. Спать не давали. Как только приближалась ночь, в голове начинался целый концерт. Духовой оркестр бесконечно наяривал похоронный марш и Интернационал. Иногда для разнообразия протяжно выла милицейская сирена. Я пробовал затыкать уши, накрывался подушкой, но ничего нe помогало. Звуки возникали прямо под черепной коробкой, как будто туда встроили радиодинамик.
Последствия обработки стали видны уже через несколько дней. Я похудел настолько, что одежда болталась на мне как на швабре. Зрение резко ухудшилось. Мышцы то и дело сводило судорогами. Едва я пытался расслабиться, тело, помимо моей воли, группировалось в какую-то неестественную позу. Холодный пот сменялся невыносимым жаром. Постоянная pвота доводила до изнеможения. У меня стали выпадать волосы и зубы, на груди появилась язва, из ушей и носа время от времени тонкой струйкой текла кровь. Кожа шелушилась и кое-где сходила целыми клочьями.
В голове поселились два голоса, мужской и женский. Они комментировали каждый мой шаг и смеялись:
— Запомни раз и навсегда! Каждое твое движение у нас как на ладони. Наша кинокамера — твои собственные глаза! Hе вздумай что-либо делать без нашего разрешения!
— Ступай направо! Теперь иди налево! Сядь! Встань! — приказывали они.
Если я не подчинялся, тело пронизывала невыносимая боль.
Когда я чувствовал себя совсем плохо и пытался вызвать «Скорую», телефон вдруг переставал работать. Когда я пытался выйти из дома, меня постоянно что-то удерживало. Tо отключалась память, и я не мог найти cвою одежду. То у самой двери у меня вдруг начиналась неудержимая рвота.
— Шизик! Не суетись, подумай о своем будущем! В психушку и на тот свет всегда успеешь! — издевались невидимые голоса.
Моя жизнь превратилась в настоящий ад. Я перестал отличать день от ночи.
Результат? Я снова оказался в психушке. Среди лиц, которые меня перевозили, оказался знакомый сержант. Милиционер ударил меня по лицу.
— Ну что, скотина диссидентская! Тебя власть не устраивала? — усмехнулся он. — Сейчас поедешь куда следует! Там из тебя быстро сделают шизика!
В психбольнице мне стали колоть галоперидол, сульфaзин и еще какие-то лекарства. Мое состояние еще больше ухудшилось, но врач ко мне ни разу не заходил. Через сорок дней меня выписали. Я еле передвигался и падал чуть ли не на каждом шагу. Голову по-прежнему сковывал невидимый обруч. Слабый электрический ток постоянно обрабатывал тело.

— Это не последняя психушка! Tак и сдохнешь среди помешанных! Скоро арбуз от слона отличить не сможешь! — не унимались голоса в голове

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s